Мини - Византия


Выставка икон в Доме польской культуры Вильнюса (ул. Наугардуко, 76)
«Литовский Курьер» 2013 г.
Ольга Кириченко

До конца месяца в Доме польской культуры Вильнюса (ул. Наугардуко, 76) продлится неожиданная для многих выставка икон. Здесь представлены работы иконографической студии имени апостола Андрея Первозванного (Варшава) и группы литовских художников, изучающих иконопись под руководством брата Карло Бертагнина. Многие участники и прежде выставляли свои работы на международных выставках икон. Основу выставки составляют работы Варшавской иконографической студии имени апостола Андрея Первозванного. Учащиеся студии , помимо освоения практики , изучают основы теологии, истории иконы, догматики, взаимосвязи литургики и иконы. Мастерская сотрудничает с основанным при ней музеем. Руководитель студии Эльжбета Яцковска-Курек.

Впечатлениями об экспозиции делится иконописец Ольга Кириченко.
- О возможности выставки икон еще пару десятилетий тому велись ожесточенные споры, как в восточных так и западных землях христианского мира. В культурной среде и научных центрах, связанных с историей христианства, существовало мнение, что показывать на выставках можно только иконы прошлых веков. И это не удивительно, поскольку последние 30 лет иконопись возрождалась вместе с восстановлением института Церкви в обществе. Возрождение иконописания, возрождение иконы подлинной многосложно и неоднозначно. В настоящее время в ведущих иконописных центрах идет процесс осмысления и переосмысления иконотворчества. Течения, направления, стили, школы (московская, петербуржская, ярославская, Палех и многие-многие другие) являются даже не основным предметом обсуждения и суждения об иконе. Относительно вышесказанного скорее можно судить как об области применения технологий и методов. Менее - о сути иконотворчества как акта Боговоплощения.

Начало иконописного возрождения выпало на доитернетовскую эпоху, когда по крупицам, по каплям можно было найти материалы для изучения и копирования. Сейчас не самообразовываться в этом направлении просто грешно! Открываешь ссылку на Ерминии (наставления о написании икон, составленные на Афоне), труды выдающихся ученых: В.Н.Лазарева, Д.С.Лихачева, Д.В.Анайлова, Г. Милле, А.И.Анисимова, И.Э.Грабаря, а при владении языками еще и Д.Талбота Райса, Ф.Фольбаха, современных теоретиков и практиков, духовных деятелей, православную энциклопедию, поиск творческих мастерских.

Выставку икон из Польши представляет одна явная тенденция: за основу берутся известнейшие образцы византийской живописи. Что такое византийская икона, чем отличается от русской, в чем сходна? По сути, русская иконопись восходит к греческому канону. То, что в иконописной среде сейчас обобщается словом «Византия». В византийской столице ( г Византиум – Константинополь, современный Стамбул, а вернее, развалины исторической крепости и пригород Стамбула), в результате различных влияний (античности, ислама, культов ближнего востока)выкристаллизовывалось христианское искусство. Задолго до официального утверждения христианства Константином Великим начинались попытки создания образа Христа, святых отшельников, пророков. В течение многих столетий трудились художники столиц и провинций, провинций не в смысле неразвитости, а лишь в смысле удаленности от Константинополя. Ибо можно ли провинцией называть Рим и Флоренцию, Сицилию, Венецию, Равенну, Афины, Дафни, Дамаск, где были созданы выдающиеся произведения христианского искусства, явлены высочайшие и общепризнанные достижения человеческого духа?


Канонической в полном смысле можно считать византийскую икону конца VIII - XIV вв. География ортодоксального христианства обширна. Сербия, Македония , Болгария, Италия, Грузия Армения, страны романского Запада - всюду создавалась и распространялась икона.
О ристалищах и жертвах за изображения Господа Бога нашего и святых так же можно многое прочитать в трудах богословов Иоанна Дамаскина, Григория Паламы, Василия Великого и других святых отцов. Церковь боролась за икону, а икона, богословствуя, боролась за церковь. В более близкие к нашему времени века, XVIII и XIX, греческая иконопись иссякла под влиянием турецкой оккупации. Два века забвения и до сих пор сказываются на уровне современной греческой школы. Хотя, разумеется, всюду есть мастера и ремесленники, есть духовность и торгашество. Современные иконописцы обращаются к традициям Византии, к ее огромному духовному историческому наследию. И вот выставка из Варшавы. Размах, мощь, глубина образа – все это относится к историческим византийским шедеврам. Трогательность, теплота, любовь – к студийным работам, показанным на выставке. Работы по-своему интересны, выполнены в технике яичной темперы (минералы, тертые на яичном желтке) В целом образы узнаваемы, но трудно перелить океан духа в небольшую кофейную чашечку. Показаны и совершенно необычные иконы, где за образец взяты работы уже современных мастеров, таких как Ирина Зарон из Москвы, петербуржских иконописцев. Вероятно, в них студийцы узрели молитвенность, оценили силу образа.

Отдельной темой на выставке стали работы одного из ее организаторов Кшиштофа Соколовского. Стремление представить, материализовать трансцендентность духа привели к поискам необычным. Автор представил инсталлированные композиции: раны Господа, сигнатуры святых, ступню Господа, пробитую гвоздем. Иконами художник свои работы ни в коем случае не считает, к традиционной иконе не стремится. Честный поиск свойственен художнику, студенту Варшавской академии художеств.

Для молитвенной глубины иконы необходим рост глубины молитвы самого художника. Молитвы без прелести. Понимание и применение опыта церкви, понимание литургичности иконы, ее полную и нераздельную связь с жизнью церкви. Тогда, «подобно зерну горчишному, которое, хотя меньше всех семян, когда вырастает, бывает больше всех злаков и становится большим деревом» (Мф. 13, 31-32).Тогда икона становится проповедью. Возможность считать икону лишь предметом культуры всегда выявит недостаточность и даже ущербность создаваемого, ибо работа иконописца – это внутренний христианской подвиг против греха. Иконное творчество – умерщвление ветхого и рождение нового человека в себе, по слову Евангелия. Труд иконописца в богомыслиии и приятии Духа Святого, где нет места гордости. А есть путь к оживлению совести, обновлению сердца, ответственности за то духовное пространство, где происходит диалог человека с Богом.

Выставки, тем не менее, необходимы для того, чтобы расширить представление об иконах и у зрителей, и у иконописцев. Христоцентричность иконы ставит значок плюс на вектор жизни человека, приближающегося к ней.


Вернуться к списку статей   На главную